Мик Марс - об альбоме Girls, Girls, Girls

В этом разделе обсуждаем музыку группы Motley Crue, ноыве альбомы, любимые альбомы песни, тексты и многое другое
Ответить
Аватара пользователя
kosa
Сообщения: 1016
Зарегистрирован: 12 апр 2014, 22:22
Откуда: Краснодар

Мик Марс - об альбоме Girls, Girls, Girls

Сообщение kosa » 02 июн 2014, 16:04

Мик Марс - об альбоме Girls, Girls, Girls

Мик Марс - «Когда мы записывали альбом Girls, Girls, Girls, Никки мог въехать в студию на своем мотоцикле, войти в комнату, осмотреться и сказать: «О кей, работа сделана», а потом все расходились по домам. По большому счету, все так и было. Я сомневаюсь, что он понимал, что он творит: просто ужас какой-то. Одно хорошо, по моему мнению, он больше не был так одержим все держать под своим контролем».

«С самой первой нашей встречи в бакалейной лавке, еще до формирования Motley Crue, у нас с Никки сложились отношения по схеме «от любви до ненависти». Я зашел в тот магазин купить немного Текиллы, а он поинтересовался какую музыку я слушаю, я назвал Джефа Бека и Be Bop Deluxe. На что он мне ответил, «Да пошел ты… я люблю Aerosmith и Kiss». Так что мы возненавидели друг друга изначально. Но когда он начал принимать героин, это просто вывело меня из себя. Впервые я увидел как он принимает герыч, когда мы репетировали перед гастролями в поддержку альбома Theatre Of Pain, и я настолько разозлился, что позвонил нашему менеджменту и все им рассказал. Тогда я попросил Никки никогда не связываться с героином, но он меня никогда не слушал. Никогда».

«Почти на всех выступлениях в поддержку Girls Girls Girls я был пьян. Я мог лакать водку прямо на сцене, и бывало Никки подходил ко мне, думал, что это не водка, а вода и пил ее. И в конечном итоге он тупо нажирался. Мы все были в невменяемом состоянии – понятия не имею как нам еще удавалось что-то играть, хоть одну песню, не говоря уже о всей программе. Иногда я просто падал со сцены. Звучали мы просто отвратно, но публики почему-то не становилось меньше, они все также продолжали орать».

«На этом этапе турне (июль 1987), мне было не определить торчит ли Никки или нет, потому что я сам обычно тоже был невменяем. Все концерты проходили по одной и той же схеме: сначала появлялась бутылочка Jack Daniels, и начиналось негласное соревнование, кто выпьет больше всех и не нажрется при этом. Я мог пить одну порцию водки за другой, потом шел в свою комнату и заказывал шампанское и вино – и убирался в сопли. Но вряд ли я хоть раз задумался о том, как низко опускается Никки».

«Знал ли я какая депрессия гложет Никки (ноябрь 1987)? Нет, конечно, не знал. Ничего не знал. Я начинал хоть что-то замечать, только когда он наезжал на меня и на Эмми. Я просто отрабатывал свои деньги, вкалывал, делал то, что должен был делать, и так или иначе, обычно бывал пьян. Мне было по фиг. Музыканты группы убивали самих себя, а я просто послал всех и вся куда подальше».

«Сегодня Никки стал совершенно другим человеком. Он начал принципиально иначе относиться к жизни и больше времени уделять музыке и своим детям. Как я уже говорил, наши отношения всегда строились на взаимной любви и ненависти, но теперь он проявляет больше любви и заботы, и стал более собранным. Наши отношения во многом улучшились. Я рад тому, что теперь мы можем открыто говорить на любые темы».

Никки о Ренди Костильо –

«Ренди был слишком болен для того, чтобы ехать на гастроли. Он часто называл меня своим братом и второй мамой. В свою очередь я не раз и не два звонил ему с гастролей и всегда интересовался его здоровьем и делами. Он очень хотел играть вместе с нами, но просто был еще слишком слаб. Все говорили о том, что гастроли могут его вымотать, а ему нужно все свои силы направить на борьбу с этой ужасной болезнью. Когда его не стало, и мы поехали на похорона, я положил мой перстень с черепом на крышку его гроба. У нас были одинаковые перстни, но свое кольцо он умудрился потерять. Ренди был одним из величайших рок-н-ролльных барабанщиков на земле, и теперь райская рок группа стала куда круче, приняв его в свои члены».

Никки о Джине Симмонсе –

«Как-то раз я и Джин Симмонс написали вместе одну песню, но когда я показал ему слова лирики, он назвал мой текст «слишком радикальным», и что, типо такое не станут крутить по радио. Позднее, тоже самое говорили о сингле Girls, Girls, Girls, но на радио отнеслись к этой теме благосклонно, и без проблем ставили в эфир. Джин мне всегда казался каким-то странным парнем. Я помню, как он впервые приехал ко мне домой. Я занюхал дорожку кокса, захавал парочку колес амфетаминов, бухнул и поинтересовался у Джина, что предпочитает он. Он ответил, что не принимает наркотики и не пьет. Мне стало интересно, а чем же он все это дело компенсирует. Он ответил, что просто трахается. Тогда я спросил его: «И что же ты делаешь, после того как кого-то трахнешь?», а он мне в ответ: «Трахаюсь снова». Я просто не мог понять – ЗАЧЕМ? А все, потому что для меня есть одно неписанное правило – «Есть Телки – Жди Проблем»».
Ничто не вызывает с такой силой прошлого, как музыка; она достигает большего: когда она вызывает его, кажется, будто оно само проходит перед нами, окутанное, подобно теням тех, кто дорог нам, таинственным и печальным покровом.

Ответить