Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

интервью с Tommy Lee:Журнал Rhythm май 1989г

 Заголовок сообщения: интервью с Tommy Lee:Журнал Rhythm май 1989г
СообщениеДобавлено: 21 июн 2014, 15:50 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 12 апр 2014, 22:22
Сообщений: 1016
Откуда: Краснодар
интервью с Tommy Lee:Журнал Rhythm май 1989г

Дикарь из Motley Crue, барабанщик Томми Ли – один из потрясающих примеров для подражания. К тому же он талантливый музыкант демонстрирующий свое собственное шоу в студии и на гастролях и за кулисами вместе со своей мульти платиновой группой.

«Я начал барабанить с того дня, когда рост позволил мне забираться в кухонный шкаф, доставать оттуда несколько ложек и вилок. В детстве, я стучал по всему, что попадалось мне в нашем доме – и ясное дело, доводил своих родичей до белого каления».

Ли, 26 лет, по праву можно назвать одним из самых признанных металлистов-рокеров молодого поколения. Его друзья описывают его как до безобразия славного парня, и одновременно он получает известность движущей силы Motley Crue, группы, которую он собрал (на пару с басистом Никки Сиксом) девять лет тому назад.

Эту группу и их огромный успех за последние годы просто трудно не заметить – каждый из последних трех альбомов Crue разошелся многомиллионным тиражом, одновременно они выпустили пол дюжины хитов формата MTV и проводят хэдлайнерские турне по стадионам. Они играют такой веселенький, попсометалл бьющий слушателя в морду, а тексты их песен, во многом, рассказывают о жизни группы, о том, что творится с ними на гастролях и дома.

Почти легендарная экстремальная жизнь группы не раз освещалась в СМИ, Ли и его коллеги по Crue (Сикс, гитарист Мик Марс, и фронтмен Винс Нейл) продолжают отжигать, и в данный момент вовсю записывают свой пятый альбом, с рабочим названием Dr. Feelgood, с продюсером и инженером записи Бобом Роком (Bon Jovi, Aerosmith, Kingdom Come, Blue Murder) в студии Little Mountain в Ванкувере.

Не смотря на его заверения, что он редко бывает дома, причем настолько редко «чтобы помнить свой индекс», Томми Ли остается активным членом южно-калифорнийского музыкального сообщества, причем часто джемует с друзьями или выступает в рамках барабанных школ. Мы встретились с ним, когда он вместе с группой завершал предварительное производство Dr. Feelgood. Ли признался, что у него просто едет крыша из-за огромного объема работы, его группа сочиняет песни, записывает между гастрольными турами, а еще он активнейшим образом занимался дизайном своей концертной барабанной установки, настоящего чуда технологии.

Если просто посчитать, с 18-ти лет ты уже играл на профессиональном уровне, тогда как большинство твоих ровесников учились играть или только формировали свои группы. В чем состоит твоя мотивация?

Томми Ли: Я помню, как играл под старые пластинки Kiss, избивал картонные коробки еще до того как у меня появились хоть какие-то барабаны. Первым на меня повлиял Питер Крис и ребята из Kiss. Первая пластинка купленная мной – Kiss, концертник Alive!. Я начал рассматривать эту пластинку и внутри конверта увидел фотку Питера со своей просто чудовищной барабанной установкой. В тот момент я подумал: «Да, старичок… вот было бы здорово стать таким же!». В начальных классах школы, я начал играть на малом барабане в маршевых группах. В выпускных классах, я не бросал этого дела, и продолжал маршировать и играть, а еще присоединился к одному джазовому ансамблю – именно тогда у меня и появилась настоящая, полнокомплектная барабанная установка. В конечном итоге я стал главным в команде барабанщиков в нашей школе (Royal Oaks High School), и это было чертовски весело. На самом деле, мы выиграли парочку призов т. к. были достаточно зрелищной группой. Я круче всех барабанщиков умел крутить свои палочки.

Так как же случилось так, что из капитана команды барабанщиков ты превратился в музыканта записывающего свои альбомы?

В последних классах школы, я играл в нескольких местных группах, участвовал в разных тусовках-вечеринках, что проводятся на заднем дворе. Потом я играл в группе Sweet 19, а они уже выступали в клубе Whiskey And Go-Go на бульваре Sunset Strip. Я бросил школу, не доучился, ушел из выпускного класса, а все потому что на пару с Никки Сиксом собирал Motley Crue. Я понимал, что мне просто не разорваться на два фронта. Но на том этапе, у Motley Crue уже был хороший менеджмент, и нам поступило несколько интересных предложений от разных фирм грамзаписи, и с этого момента все как-то закрутилось. Мы дали несколько концертов и нас заметил лейбл Elektra Records, причем тогда я еще учился в последнем классе школы. Мне пришлось выбирать, да, впрочем, я голову и не ломал, не парился – потому что знал, чем я в этой жизни хочу заниматься.

Теперь ты опытный музыкант уже записавший 4 альбома. Насколько сильно твоя игра на барабанах изменилась за последние годы?

Не думаю, что с годами моя манера игры как-либо изменилась – по большому счету, мой стиль не изменился, но появилось больше фанковских ноток. Я старался играть тяжело и мощно, как и обычно, но при этом я обмениваюсь идеями и рудиментами своей игры с другими барабанщиками. Ну, к примеру, я встречался и играл с барабанщиком Грегом Биссонетом из группы Дэвида Ли Рота, и он показал мне (а я запомнил) несколько интересных приемов. Мы показали друг другу некоторые ритмические рисунки, и надо сказать, что это было круто!

А как ты записываешься в студии?

Теперь в студии многое изменилось. Раньше, мы записывали мои барабанные партии открытыми микрофонами в одном помещении. Записывая одно из своих пластинок, мы установили систему громкоговорителей в соседней комнате и подзвучили ее. В другой раз, мы записали барабаны, а затем прогнали дорожки с использованием шумоподавителей. Записывая наш новый альбом, вместе с остальными ребятами я приехал в студию Little Mountain, чтобы заценить помещение. Основное помещение этой студии называлась «Грузовая Бухта» (Loading Bay). Надо сказать, что это такая огроменная комната из бетона – настолько огромная, что в нее можно загнать полуприцеп. Был построен тоннель, ведущий из главной студии для того, чтобы записать там барабаны, а потом техники ставят микрофоны по всему помещению так, чтобы добиться такого гробального звука. Работая над Dr. Feelgood, мы попробуем записать мои барабаны иначе. Мне очень важно находить какие-то новые, лучшие технологии записи.

Подобный новаторский подход в конечном итоге формирует всю пластинку?

Да. Записать барабанные партии всегда не просто, в студии барабанщик находится под постоянным давлением, потому что если барабанные дорожки звучат херовасто, то и весь альбом получится не фонтан. Качество любого альбома оценивается с позиции самого уязвимого места, поэтому мне нужно быть уверенным, что я играю максимально качественно, причем с самым мощным звуком. И потом, если у меня получаются просто убойные партии, то и все остальные музыканты нашей группы будут стараться и максимально выкладываться. Я знаю, что они заведутся и скажут: «Ебен компот, Томми тут вжарил, так вжарил, круто!». Они заведутся, и работа закипит. Если основа, то есть мои барабаны, убойна, тогда и все остальные не позволят себе облажаться.

Так, получается, что если твои партии прописываются первыми, значит, ты можешь расслабляться до конца сессий записи?

(смеется) Ни за что, саричок! Когда начинается студийная работа, я и Никки торчим там до 4 часов утра, причем всегда уходим последними. Я отвечаю за ритм, а Никки за мелодию. Мы долгими часами корпим в студии разбирая все нюансы нашего звучания, я не пропущу мимо себя ни дюйма пленки, потому что люблю записываться в студии. Ребята постоянно просят меня уйти и «остудить свои уши», но я просто не в силах где-то там прохлаждаться и знать, что в этот момент кипит работа. Я обязан сидеть на своем месте, причем торчу от всего этого, прямо какой-то ненасытный. Я надеюсь, что еще много лет буду играть на барабанах, но когда наступит тот день, когда я не смогу больше играть, тогда буду заниматься студийной работой, никуда из студии не уйду, не дождетесь! И все эти долгие часы студийного времени помогут мне в будущем, ведь я ежедневно получаю огромные знания в стенах студии!

Dr. Feelgood вы записываете с новым продюсером, Бобом Роком…

Нам с ним классно – он один из нас, по типу пятого музыканта нашей группы. Я помню, как он пришел в первый день и сказал: «Так, мне нужна гитара, микрофон и усилитель». Боб сам гитарист, поэтому прекрасно понимает всех нас, и особенно хорошо Мика. Эта парочка придумывает потрясающие аккордовые последовательности и рифы. Больше четырех недель мы занимались предварительным производством с Бобом, и это было круто. Он дает нам полную творческую свободу, причем делает так, что записываться с ним легко и весело, ведь об этом здоровом кураже как-то забываешь, работая над песнями. Надо сказать, что на наших первых пластинках, одна-две песни всегда получались не такими хорошими, как могли бы получиться. Но на новом альбоме, для меня и для остальных ребят каждая дорожка ценна и крута, здесь просто нет слабеньких песен. Каждая песня играет мускулами. Одна сплошная гора мускулов и не капельки жира. Мы отполировали и вылизали те песни, что требовали полировки, а грубые номера сохранили свою изначальную грубость.

Так как же рождаются песни Motley Crue? Вы все собираетесь и джемуете, или каждый работает над своими партиями отдельно?

Большинство песен пишет Никки. Я немножко играю на гитаре и пианино и использую эти инструменты для сочинения своих мелодий, как было с песней Home Sweet Home с нашего третьего альбома. Когда ребята приносят свои песни, почти всегда у них на руках имеются пленки с уже готовым основным ритмом. По крайней мере, они уже представляют, в каком темпе должна звучать та или иная песня, и я беру у них эти записи, забираю их наработки. Потом, уже дома, я работаю над тем, что у них там получилось. Я поднимаюсь к себе на второй этаж и начинаю работу с барабанного ритма, экспериментирую с набором пластиков Dynacord, заряжаю все это в секвенсор своего компьютера Macintosh, а потом, как правило, я могу наложить сверху какую-то гитарную партию. Все это записывается мной на пленку в моей домашней студии, у меня есть 16-ти дорожечный магнитофон Fostex и студийный пульт Studiomaster на 24 канала.

Раз уж мы начали перечислять все эти названия, что сейчас из себя представляет твоя акустическая установка?

У меня установка фирмы Pearl с тарелками Paiste. Только недавно достал себе тарелки прототипа без логотипа фирмы и серийных номеров. На таких тарелочках в нашей стране играю только я, Стюарт Коупленд и Майк Флидвуд. Эти же тарелки я буду использовать в студии. Мы выбрали несколько хай хэтов 13,14 и 15-ть дюймов, причем все они звучат очень круто. Моя барабанная установка состоит и двух бас бочек 24 на 18-ть дюймов, томы – 8,10,12 и 14 дюймов, напольные томы – 16 и 18 дюймов. На гастролях, на каждом концерте я меняю свой малый, рабочий барабан, смотря, где мы выступаем, и как мои барабаны звучат на стадионе. Я играю на малых, отдельных барабанах Pearl, барабанах пиколло, барабанах в латунных и медных корпусах, и малые барабаны с разными элементами корпуса из нержавеющей стали. На самом деле, совсем недавно я достал себе 15-ти дюймовый малый барабан с прекрасным звуком. Подозреваю, что мое стремление к еще более грандиозному звуку будет только усугубляться. Постоянно хочется пополнять свою установку басовыми барабанами, хай хэтами и малыми, рабочими барабанами все большего и большего размера. Я и Клайд, мой барабанный техник, даже включили в мою установку бубен crash 80-ти дюймового диаметра (более двух метров) (смеется). Но вот мой обычный, ежедневный набор барабанов, часто меняется, все зависит от моего настроения и от сет листа.

Как так?

Необходимо чувствовать, что нужно использовать в той или иной песне – и это интуитивность подсказывает мне, какой конкретно хай хэт и какой рабочий барабан я буду использовать. Для каждой песни нужен свой тон и своя атака. В то время как многие барабанщики играют на одной и той же установке на разных записях, я имею привычку все менять и комбинировать. В студии, во время записи, мы вправе выбирать отдельные инструменты, причем надо знать наверняка, что все эти элементы сочетаемы и достойно звучат вместе. Вот, недавно, я начал играть на разных мелких томах, по типу тех, на которых играет Джо Крамер из Aerosmith. Одно время мне очень нравилось играть на томе просто гигантского размера, но не пошло, звук просел, куда-то потерялся, особенно на концертах – не звук, а какой-то гул. Поэтому нам пришлось заменить все томы, поменять на томы других размеров. Теперь, когда я играю проход на томах, это звучит почти что мелодично. Поэтому я с гораздо большим удовольствием играю разные проходы, да и потом, на барабанах меньшего размера, можно в большей степени раскрыть свой творческий потенциал.

Расскажи, как же ты настраиваешь свою установку.

Я то ее сам не настраиваю, этим занимается Клайд! (смеется) Но, в принципе, у нас имеется своя методика настройки. Я бью по корпусу, а потом слушаю естественный тон и высоту этого тона, причем все это делается без пластиков и ободов, я бью костяшками своих пальцев или барабанной палочкой. Каждый барабан имеет свой естественный тембр, свой резонанс, и это именно та нота, на которую мы стараемся настроиться. Если вы настраиваете свои пластики на диапазон барабанного корпуса, то, естественно так можно добиться лучшего звука, потому что тон корпуса резонирует, и в этом случае барабан просто поет.

Ты знаем, что в твоей барабанной установке также имеются электронные барабаны, и ты ими очень увлечен.

Еще как увлечен, чувак! Как я уже сказал, дома я записываюсь га установке Dynacord, а на гастролях у меня имеется второй набор «подушек» этой же фирмы, два барабана Dynacord ADD-one, LinnDrum и триггеры Drastic Plastic на всех моих акустических барабанах. Скоро у меня появится новая система барабанных семплов, сдвоенная Dynacord ADD-two. Жду с нетерпением это чудо техники, это определенно будет нечто новое на этом рынке. Рик Хавок из компании Drastic Plastic и Дон Ломбарди из Drum Workshop настолько любезны, что помогают мне отстраивать всю систему. На самом деле, именно благодаря Рику я заинтересовался системой Dynacord, и он помог мне смонтировать всю установку, причем в комплекте с теми же самыми микрофонами, которые я использую в турне, потому что большинство моих барабанов подзвучено микрофонами установленными внутри корпусов.

Каким же образом ты сохраняешь баланс между живыми барабанами и электронными?

Все монтируется «слой за слоем». Я настоящий фанатик электронных барабанов, причем постоянно экспериментирую со звуком. Иной раз доходит просто до смешного. Например, на концерте, я подзвучиваю свой рабочий барабан наверху и внизу, ставлю два микрофона, а потом смешиваю со звучанием триггеров двух головок Dynacord. Я могу добивать как звучания «Мусорного Бачка», так и звука «Запертого рабочего барабана», и это круто. С помощью второго электронного барабана я могу удвоить звук, потом учетверить, причем поверх оригинального малого барабана, в итоге малый барабан звучит очень мощно, просто оглушительно. И потом на последнем турне, я использовал семпл слепующего фанкового баса, и во время барабанного соло этот семпл щелкающего баса совпадал с ударами бас бочки, то есть при каждом ударе в басовую бочку вы слышали характерный басовый слэп. Мне кажется, мне просто не интересно исполнять давно затертое, стандартное барабанное соло. Я видел, как многие барабанщики исполняли такие соло и это прикольно, но я просто жить не могу без барабанного кача, мне необходимо, чтобы под мой барабанный ритм можно было танцевать или хлопать в ладоши. Я прямо завожусь и придумываю разные глупости только ради того, чтобы соло на ударных стало еще мелодичней. Я жопу рву ради того, чтобы барабанное соло превратилось в фактически независимое произведение музыкального искусства. Чтобы зрители и слушатели слышали только одни сплошные третьи и четвертые доли такта.

Использование семплов на сцене дает тебе огромное поле для деятельности, не так ли?

Да, я потратил уйму времени на то, чтобы оцифровать наши мультитрековые мастер пленки и все это «слить» в мой семпл. На концерте, мне очень хочется воссоздать альбомное звучание. Когда мы играли песню Girls, Girls, Girls, я использовал «подушки» Dynacord для того, чтобы запустить семплы мотоцикла Harley Davidson. А вот в песне Wildside, я включал семпл грохота наковальни, а в Dancing On Glass вообще есть духовая секция, и я тоже отвечаю за семплирование.

Отсюда вывод, ты играешь под щелкающую дорожку…

В песне Wildside, я использовал LinnDrum чтобы запустить секвенцию с кликом тарелки cowbell, что можно использовать как великолепный клик, потому что так его легче слушать, а также наращивать грув. Звук стандартного клика может свести барабанщика с ума. Я люблю играть под щелкающую дорожку, так как так все звучит гораздо плотнее и сыгранней. На нашем новом альбоме есть песня, которая называется Stop Pulling My Chain, и в ней мы использовали секвенцию с помощью компьютера Macintosh и программного обеспечения Opcode. LinnDrum мы используем здесь в качестве выносных часов, чтобы управлять Макинтошем. После того, как секвенция будет записана на пенку, я буду играть поверх нее и тем самым накладывать свои партии сверху.

А не легче ли на гастролях для управления всеми этими сеплами пригласить специально обученного человека?

О, старичок, в этом году остальные ребята хотят поехать на гастроли прихватив с собой клавишника, но я воспротивился этой идеи, так как я против клавиш, но не по причине, что я сам хочу играть на них и управлять всеми секвенциями (смеется). Мне так и говорят: «Но пригласив клавишника мы облегчим тебе работу на сцене». Но мне очень хочется запускать семпл духовой секции и прочие секвенции, хочется управлять всем сценическим представлением сидя за своей барабанной установкой, поэтому я начал бухтеть, всячеки возмущаться, когда начали разговоры о приглашении наемника-клавишника. На нашем последнем турне, под мои барабаны на микшерском пульте было выделено 72 канала. На проверке звука перед каждым концертом, мой барабанный техник мог играть на барабанной установке, а я шел и вставал за микшерский пульт, и за этим пультом у меня башню сносило! Друзья подходили ко мне после концерта и говорили, что их выворачивало наизнанку от звука басовой бочки! (смеется) Когда я об этом слышу, прусь неимоверно!

Как тебе в голову пришла идея барабанной центрифуги и трюка с вращением установки на вашем последнем турне?

Я не раз видел себя во сне пристегнутым к барабанной установке закрепленной болтами на специальной барабанной платформе вращающейся вокруг своей оси. Все были в ужасе от моей идеи и постоянно отнекивались, на что я им говорил: «Не, чувачки, на дворе 80-тые и на свете нет ничего не возможного!!!». В конечном итоге мы пригласили парочку специалистов по таким вопросам, собрали деньжат, какие-то чертежи и придумали тот аппарат, который я хотел воссоздать в реале. Принцип работы этой штуковины прост, вся барабанная платформа монтировалась на вилочном подъемнике, который мог поднимать и опускать платформу, а также выдвигать ее вперед и задвигать на свое место. Для того, чтобы эта платформа вращалась вокруг своей оси была использована гидравлическая система, та же система используется на грузовиках для транспортировки мусора, когда большие контейнеры с мусором вываливаются в чрево грузовика. Как только специалисты заставили платформу вращаться, мы сняли размеры барабанов для того, чтобы их можно было компактно закрепить болтами на платформе. Сама установка закреплена внутри клетки трубы каркаса которой, для балансировки всей этой хренотени, наполнены свинцом. Но главное чудо инженерной мысли – это держалка для моего пива. Все из вас могли видеть такие держатели для выпивки на различных плавстрествах, когда во время качки ваша выпивка не расплескивается за счет земного притяжения! Народ просто охреневал, когда видел, как я вращался на 360 градусов вперед, назад, верх и вниз, а стакан с моим пивасиком не потерял ни капли!!! Атас полный!

Но на новом турне ты наверняка придумаешь что-то покруче!

(смеется) Как раз сегодня я встречался с представителем компании занимающейся постановкой сценического шоу, и у меня есть одна задумка, еще более экстремальная, но сейчас никаких подробностей! Все будет просто охренительно, и с новой системой Dynacord моя установка будет звучать еще круче! Все будут прикалываться и брать на понт: «Ну и че этот чувачок еще может придумать! Да кишка у него тонка!».

Похоже, вы в курсе того, что творится в музыкальном бизнесе, группы выпускают свои видео, а на гастролях стараются быть самыми скандальными и самыми крутыми. Интересно, испытывает ли давление конкуренции такая успешная и популярная группа как Motley Crue?

Порою у меня такое чувство, что вся музыкальная индустрия превращается в какую-то тотальную гонку на выживание. Словно кто-то бросает клич: «Итак, чей альбом на этой недели попадет на первую строчку чарта Billboard?». Лично меня это мысль никогда не преследовала. Каждый музыкант – личность, и мы все играем ту музыку, которая приносит нам радость. Да, конкуренция нарастает, и мне лично хочется, что бы люди как-то одумались, сдали назад, не напирали и получали удовольствие от своей работы. Я знаю, что конкуренция заставляет всех вкалывать еще сильнее, но эта гонка на выживание реально сводит меня с ума. В нашем мире вообще творятся такие вещи, которые задевают меня за живое. Я смотрю выпуски новорстей, и порою меня просто ломает от того, что я вижу на экране. Понаблюдав пять минут за тотальным мировым хаосом, я выключаю телевизор. Как-то все это печально. Мне интересно, почему больше не происходит таких позитивных вещей, по типу высадки человека на луну? Больше ничего похожего я просто не вижу. Одно насилие, преступность и больные на голову люди.

Разве в силах одной группе что-то изменить в нашем мире к лучшему?

В августе, мы будем играть в России, и это наше выступление будет транслироваться по всему миру. Наш менеджер, Док МакГи собирает компанию рокеров для того, чтобы записать альбом под названием «Make A Difference». Bon Jovi, Оззи Осборн, Whitesnake, The Crue и ряд других групп выступят в городе Ленинграде на одном стадионе, с телетрансляцией по всему миру. Сам альбом будет представлять из себя сборник перепевок чужих песен, причем тех групп, каждая из которых потеряла по одному музыканту из-за передоза. Мы будем играть песню Teaser, которую написал Марк Болан из группы T-Rex. Причем мы запишем ее по ходу канадских сессий записи вместе с Бобом Роком. Многие известные группы в последнее время понесли потери – я не стану вдаваться здесь в подробности, но мне приятно помочь здесь хоть чем-то.

Недавно мы брали интервью у Грега Биссонета и сказали ему, что в скором времени будем общаться с тобой. Грег, а также несколько других музыкантов, с которыми мы встречались на шоу NAMM, лестно отзывались о тебе. Как все это сочетается с конкуренцией в музыкальном бизнесе, о чем ты сказал ранее?

Да тут все просто, Грег – молодец, ведь он барабанщик, и все мы немного разные. Мне кажется, что среди барабанщиков есть свое братство, своя взаимовыручка. Да, вы можете сказать, что все эти барабанщики чокнутые типы. Черт возьми, любой, кто зарабатывает себе на кусок хлеба тем, что выбивает из чего-то всю дурь, по определению извращенец! Мы все друзья, потому что нас объединяет некое безумие, разве не так?

_________________
Ничто не вызывает с такой силой прошлого, как музыка; она достигает большего: когда она вызывает его, кажется, будто оно само проходит перед нами, окутанное, подобно теням тех, кто дорог нам, таинственным и печальным покровом.


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

cron


Форум Фан-сайта Motley-Crue.ru - сайт о группе Motley Crue и Vince Neil, Nikki Sixx - Sixx:A.M. | Мотли Крю - группа Мотли Крю и Никки Сикс | Russian Motley Crue Vince Neil, Nikki Sixx - Sixx:A.M. Fan Forum Motley-Crue.ru © 2012-2020 by LexaStarZ

Motley-Crue.ru