( 0 Проголосовали ) 

 

 

Motley Crue возвращаются с новой пластинкой и новым вокалистом - cтатья о группе Motley Crue журнал Metal Edge 1994 года

(Motley Crue with a new album and a new singer band Metal Edge 1994)

 photo-John-Corabi-ex-vocal-Motley-Crue-band-1994

 

В последний день записи в октябре 1993 в Ванкувере, в студии "Little Mountain" завершился целый год напряженной работы, и теперь они могут заняться микшированием (на студии "A&M" в Лос Анжелесе). Motley Crue вышли из изоляции для того, чтобы рассказать о новом альбоме, который выйдет в марте, своей первой пластинке с вокалистом Джоном Кораби. Никки Сикс, а потом и Джон, рассказывают об этой записи в нижеприведенном интервью.

На что похожи ваши новые песни? Что-то типо "Dr. Feelgood"?

Никки Сикс: Нет. Новый альбом стал для нас своего рода стартовой площадкой, поэтому наша музыка получила дальнейшее развитие. Теперь у нас в группе есть гитарист, который еще играет на губной гармошке. Джон – лидер-вокалист и фронтмен. Все тоже самое, что и раньше, только музыка стала лучше. Большинство написанных нами песен мы между собой прозвали "тушенкой" - так как каждый из нас вносит что-то от себя. Раньше такого с нами не бывало, но сейчас мы подпитываем друг друга. Мы с удовольствием записываемся и насочиняли столько, что нам есть из чего выбирать для альбома, у нас 24 новые песни!

Но пока вы не знаете, какие именно из этих песен попадут на альбом, до тех пор пока не начнете микширование.

Никки Сикс: Точно. Нам будет непросто определится. Несколько песен, и я в этом почти уверен, попадут на пластинку. Одна песня называется "Poison Apples". Такой панк. Другая – "Hooligan Holidays", на которую мы хотим снять видео, но пока еще не определились. Есть еще одна вещь, под названием "Till Death Do Us Part".

И точно также будет называться сам альбом…

Никки Сикс: Нет, мы решили отказаться от этого названия. Передумали. И вообще, скорее всего, наш новый альбом не будет носить никакого конкретного названия. Это наша первая запись с Кораби и было бы мило считать это "новым началом". Когда выбираешь название пластинки, нужно помнить, что твой слушатель оценивает твою работу по названию, они стараются понять, что музыканты хотели сказать тем или иным названием. Мы же идем наперекор всех требований – никакой обложки альбома, никакого названия, никаких интервью. Нам хочется только одного – сочинять музыку. Зачем мне вся эта "мишура" прилагающаяся к музыке? Она мне не нужна!

Но сейчас ты разговариваешь со мной, как это понимать?

Никки Сикс: Но я свожу подобное общение к минимуму. Пока мы не считаем, что теряем связь с нашими поклонниками. В какой-то степени приходится изолировать себя для того, чтобы создавать желанную для нас музыку, и потом, нам нужно записываться. И еще важно, что в твоем лице и в лице "Metal Edge" и прочих журналов, которые читают многие наши фанаты, мы поддерживаем наше общение.

Я только "за". Но надо сказать, что мы не общались с момента увольнения Винса Нила. Читатели пишут нам и спрашивают, почему вы молчите и никак не объясняете происходящее?

Никки Сикс: Мы заняты сочинением новых песен, и все эти "мыльные оперы" нам не интересны.

Не хочешь хоть как-то прокомментировать сложившуюся ситуацию?

Никки Сикс: Нет, не хочу. Все это не важно. Кого это ебет? Нашим слушателям могу посоветовать только одно – надевайте свои наушники и слушайте самый потрясающий альбом купленный вами за последние 10 лет. Вот что им должно быть интересно, а все остальное – "ехало-болело".

Что же Джон дает Motley Crue?

Никки Сикс: Джон сплотил нашу группу. Он полноценный автор-сочинитель, автор лирики и по этой причине он дал на "дополнительное измерение", в котором мы так нуждались, о котором так мечтали. Это просто невероятно. У Джона похожие с нами вкусы, и с его помощью теперь мы знаем, в каком направлении нам нужно двигаться. Джон по-настоящему облагородил Motley Crue. Мы так долго записывали этот альбом, так как снова хотели стать полноценной группой и не хотели выпускать пластинку только потому, что так надо. Мы не подписали какой-то супер важный контракт, из-за которого могли бы оказаться под давлением.

Все это мы уже проходили, поэтому никакого давления не чувствуем, и можем сочинять ту музыку, которую хотим. Целый год проторчав в студии, мы общались как друзья, занимались общим делом. Я знаю, что нам предстоит много времени провести вместе, и вместе испытать давление раздачи интервью, гастролей и съемок видео-клипов. Для начала, нам хотелось хорошенько узнать друг друга.

Присутствие Джона как-то меняет динамику вашей группы и ваши рабочие отношения?

Никки Сикс: У нашей троицы (я, Томми и Мик) всегда было очень изворащенное чувство юмора по отношению друг другу, и у Джона точно такое же ненормальное, циничное чувство юмора, поэтому мы постоянно зло друг друга подкалываем, как братья. Царит дружественная обстановка и в такие моменты мы ощущаем себя полноценной группой. Никакого выпендризма рок-звезд – обычная компания ребят сочиняющих музыку. И это так прикольно.

На какое количество песен повлияли ваши личные переживания?

Никки Сикс: На все. Проецирование личного опыта на песни – это моя фирменная фишка, как сочинителя. Единственное чего не хочется – сочинять веселые, мажорные песенки. Это так банально, но я всегда сочинял подобные вещи, чтобы потешить Винса. Ему нравилось все это дерьмо в стиле "Послушай, крошка!". Меня такая лирика откровенно говоря просто зае.ала, поэтому на новом альбоме у нас нет ни одной мажорной песни.

Так о чем же ваши новые песни? Расскажи!

Никки Сикс: Это злые, реально злые песни. Агрессивные и очень злые. Одна из вещей называется "Drift Away". Такая красивая, спокойная тема, но при этом ее не назовешь балладой, скорее такая медленная музыка в стиле Led Zeppelin. Выворачивающая кишки тема, но вместе с тем такая красивая. На нашем альбоме разные по темпу песни. "Till Death Do Us Part" - медленная и агрессивная. "Hooligan's Holiday" и "Poison Apples" с ярко выделенной ритм-секцией, грязные вещи. Есть и очень быстрые и агрессивные, такие как "Smoke The Sky".

Ходили слухи о том, что вы сочинили песню "Hammer Boy", посвященную Винсу.

Никки Сикс: Нет, у нас есть песня под названием "Hammered", но она не о Винсе. На альбоме нет ни одной песни о Винсе.

Объединяет ли ваши новые песни какая-то общая тема, проходящая через весь альбом?

Никки Сикс: Нет, ничего такого нет. По текстам, все новые песни разные и никак между собой не связанные. Причем отдельные темы могут состоять из 3-4 частей. В записи "Misunderstood" участвовал оркестр из 60-ти человек, а сама песня идет минут десять. Потом есть двухминутная вещица, "Love Shine". Мы записывали все, что считали нужным. Есть и панковские песни, такой очень агрессивный металл. Эпические песни. Наш новый альбом явно выделяется отличными песнями. Ни одного "проходняка".

Вы уже имели опыт записи с Бобом в Ванкувере и этот факт как-то облегчил вашу работу?

Никки Сикс: У нас сложились прекрасные отношения. Нам захотелось выйти на новый уровень. В первую же неделю записи мы заявили, что пойдем до конца вне зависимости как долго нам придется записывать этот шедевр. Мы не читали рок-журналы, не смотрели MTV, вообще ни на что не отвлекались, кроме сочинения собственной музыки. Из отеля в студию, потом назад в отель и т. д. Просто удивительно по какой схеме мы в этот раз записывались. И я сам очень многому научился в студии.

Вы как-то экспериментировали во время записи?

Никки Сикс: Часто. На "Feelgood" были совсем другие эксперименты. Это была совсем другая эра, и совсем другая группа. Никакого сравнения. Сейчас мы совершенно другая группа.

Но нельзя игнорировать свое прошлое, не так ли?

Никки Сикс: Не знаю. А что, мы разве игнорируем?

Есть определенные требования к Motley Crue.

Никки Сикс: Не стоит на что-либо рассчитывать. Советую тем, кто чего-то ждет от нас, просто закрыть свои глаза, надеть наушники и наслаждаться нашим новым альбомом. Если кто-то возлагает на нас конкретные ожидания, то они просто обломаются. Мы не собираемся отвечать чьим-то ожиданиям. Мы живем в своем собственном мире, даже можно сказать в полной изоляции и даже не в курсе происходящего.

А как ты оцениваешь современную рок-сцену и перемены, что сейчас происходят на ней. Многих групп, которые когда-то с вами начинали, сегодня просто нет. Они распались и сгинули.

Никки Сикс: Ну, и сами виноваты! Они исчезли т. к. перестали играть качественную музыку. Они стали самодовольными, расслабленными и одинаковыми. Музыкант просто обязан постоянно меняться, чтобы его слушатель не терял к нему интерес. Если самому музыканту стало скучно, что уж говорить о его слушателе? Нельзя постоянно штамповать одинаковые песни с похожими текстами.

Мы же каждый раз изобретаем себя заново и во многом именно этим и объясняется наша популярность. Меня вот только позабавил один факт. Мне сказали, что часть слушателей рассчитывает на то, что новый альбом Crue изменит лицо рок-н-ролла. Зачем нам это делать? У рок-н-ролла сейчас итак прекрасное лицо!

И что же тебе нравится из современной музыки?

Никки Сикс: Новый альбом Nirvana – говно, но при этом он такой прикольный! На новом диске Pearl Jam есть парочка хороших песен, но они получились не таким и агрессивными как на их дебюте. Мне нравятся такие группы, как Soundgarden, более блюзовая музыка, но вместе с тем агрессивная. Новый альбом Игги Попа ну просто конфетка! Игги – чертов гений, нарушивший кучу запретов и я люблю его. Он великолепен. Я бы не отказался поработать с ним. Я сам фанат музыки и что-то слушаю постоянно.

Стоит мне откопать какую-то классную тему, так я ее потом просто загоняю. Я слушаю Skinny Puppy и Frontline Assembly, причем я сотрудничал с одним из музыкантов Assembly над сольной песней для альбома. Я и три остальных музыканта Crue, каждый из нас записал по одной песне.

Инструменталы?

Никки Сикс: Нет, с вокалами. Томми играет на гитаре, барабанах, бас-гитаре и поет. Я делаю тоже самое, и Джон тоже. Мик на своей теме не поет. Он записал красивейший инструментал. Но это только часть из 24-х песен.

Что-то из этого опубликуете?

Никки Сикс: Вряд ли. Возможно, часть этого материала мы когда-нибудь и используем, но сейчас трудно сказать. Мы собираемся микшировать наш новый альбом, но вот сколько на нем будет песен, 9 или 15-19, не знаем. Во время микширования, песни буквально оживают, и это дает возможность посмотреть на них под другим углом.

Вы планируете выпустить свой новый альбом в феврале?

Никки Сикс: Да, 15 или 20 февраля, если ничего не случится.

Уже планируете какие-то концерты?

Никки Сикс: Нет, пока еще об этом не думали. Определимся, когда альбом будет уже смикширован. Мы всегда так делаем и наверняка будем гастролировать. Если этот альбом реально раскрутится и станет очень популярным, а об этом только все и твердят, мы поедем в турне, но и прохладный прием нас, скорее всего, тоже не остановит.

Лето 1993 прямо скажем не блистало рок-турами. Многие группы с трудом продавали билеты.

Никки Сикс: Да, полный проеб, но Motley Crue просто так, голыми руками, не возьмешь!

Как ты считаешь, вас это тоже затронет, или Motley спад интереса не грозит?

Никки Сикс: Не знаю, никто четко не ответит на твой вопрос. Многое зависит от того, ак люди примут нашу новую пластинку, но в любом случае мы проведем стадионное американское турне. Посмотри на Bon Jovi, их новый альбом "не покатил" в Америке, но был отлично принят в Европе. Семь миллионов проданных копий по всему миру, и сегодня они как никогда популярны. Это очень странно.

Да, сегодня радио и MTV не поддерживают рок, и это отражается на продажах и на падении интереса к рок-литературе.

Никки Сикс: Ой, теперь развелось столько банальных рок-н-ролльных групп волосатиков, но все эти команды, по моему личному мнению, можно спустить в унитаз!

Выживают самые приспособленные?

Никки Сикс: А разве когда-то было иначе? Это жестокий бизнес. Самая большая проблема состоит в том, что все эти группы занимаются музыкой только ради наживы, а не собственно ради самой музыки. Motley Crue – совсем другой коленкор, мы всегда менялись неожиданно, и делали неожиданные заявления. И именно по этой причине народ не терял к нам интерес. Но ничего предсказать невозможно. Так получается, вот и все. И лично меня все устраивает. Интерес никак не потерян. Дальнейшие шаги Motley Crue просчитать просто невозможно.

Постоянно на грани?

Никки Сикс: Да. Если все у нас будет замечательно, у меня начинает болеть живот, а если я "чую недоброе", то беда непременно случается. Нас либо тащут в суд, либо кто-то впечатывается в кирпичную стену на своем мотоцикле, или еще какая-нибудь фигня происходит. Так думают только пессимисты, но будь я проклят, если это неправда!

Как там поживает твой сын, Ганнер? Пока еще не увлекается музыкой?

Никки Сикс: Он любит музыку, причем индастриал, Skinny Puppy. Ему нравятся разные странные звуки, он от этого просто торчит. В январе ему исполнится три года и у нас новое дитя на подходе.

Поздравляю, и когда же?

Никки Сикс: Спасибо. В апреле.

Вы уже знаете пол ребенка?

Никки Сикс: Пока нет, но вряд ли мы узнаем. Из-за гастролей. Если узнаем, то на этой неделе работать уже не будем. Семья по любому стоит для меня на первом месте.

Пожелания вашим фанатам.

Никки Сикс: Мы записали свой самый лучший альбом, поэтому вы не зря ждали.

Интервью с Джоном Кораби

Джон, и как тебе работалось в студии с Motley Crue? Наверное, рад, что все закончилось?

Джон Кораби: Отчасти. Мы проторчали в Ванкувере целую вечность! Было просто супер, и ребята прислушивались к моим идеям. Они меня очень уважают, как и я их.

Как бы ты сравнил этот опыт с записью в составе Scream?

Джон Кораби: Конечный результат услышит гораздо больше народу!

И поэтому ты нервничаешь?

Джон Кораби: Нет. Я нервничаю и гадаю, как слушатели и зрители примут старые песни в моем исполнении. Мы немного подурачились, но при этом сосредотачиваем все свои усилия на новой пластинке. Потом будем волноваться. Я записывал только второй альбом в своей жизни и многому научился, особеннов работе с Бобом Роком. Это было поучительно. Со Scream мы записывались, микшировались, и выпускали альбом, и на все это у нас уходило пять с половиной недель. Работая с Motley Crue, я все гадал, как долго мы будем записываться. Но, тем не менее, мне понравилось. Новые песни мы сочиняем уже полтора года и идеи до сих пор не иссякли, причем за последний месяц у нас появилось 8-10 новых идей. Я работаю с тремя очень творческими музыкантами.

С нетерпением ждешь первых концертов?

Джон Кораби: Я взволнован и одновременно нервничаю, из-за того, что мне придется предстать перед фанатами. Как-то раз Эдди Ван Хален сказал, что Сэмми Хагару прежде всего пришлось бороться с негативным дерьмом в свой адрес, и при этом он уже был признанным музыкантом. Я же появился из ниоткуда. Но многие люди, которые тусовались с нами в студии и слушали новые песни, были поражены. Возможно, мы потеряем часть старых фанатов, но надеюсь, что вместе с тем, у нас появятся и новые.

Такую пластинку Motley Crue еще никогда не записывали. Да, Томми играет на барабанах, Мик на гитаре, а Никки на басу, но из-за вокала, группа звучит совершенно иначе. Мы старались записать принципиально новый альбом, разноплановый, и я считаю, что у нас все получилось. Я пел очень интересно, в разных стилях и многое делал впервые. Боб подталкивал меня и я рисковал. "Smoke The Sky" очень тяжелая тема, что это просто какое-то безумие.

Что еще ты хотел бы передать фанатам Motley Crue?

Джон Кораби: Я понимаю, что группа давно не выпускала нового альбома, и я знаю, что многие фанаты были расстроены уходом Винса. Лично я считаю, что мы записали очень сильный, солидный альбом. Всем пришлось долго ждать, но никто из вас разочарован не будет.

 

Читать другие статьи и интервью Motley Crue и Sixx:A.M.

 

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Интересное

Рок цитаты

Томми ли

Я никогда не хочу ни перед кем выпендриваться. Мне не нужно грубое поведение типичной рок звезды. Возможно, только в начале я представлял себя этакой рок звездой, и радовался этому. Но сегодня нет. Я – обычный парень Томми. Играю на барабанах в группе, которая называется Motley Crue. Хочется, чтобы после знакомства со мной люди говорили: "Эх, Томми, чувак, просто славный малый, обычный парень

Фотографии

Авторизация